Павшие за Польшу русские не отвечают польским государственным интересам

19 сентября 2015 / 11:35

«Не отвечает польским государственным интересам» существование обелиска генералу Ивану Черняховскому. Такими словами польский Совет по охране памяти «борьбы и мученичества» поддержал решение городского совета польского города Пененжно о демонтаже памятника

Генерал Черняховский погиб здесь, возле тогдашнего германского города Мельзак, в феврале 1945 года, когда развивалось советское наступление, которое в конечном итоге освободило Польшу от немецкой оккупации.

Чтобы картина была полной, нужно лишь добавить, что Советский Союз обеспечил на переговорах в Тегеране, Ялте и Потсдаме передачу Польше немецких территорий в Восточной Пруссии, где, собственно, и располагался-располагается город Мельзак-Пененжно. Советский же Союз настоял и на том, чтобы передать Польше силезскую и поморскую части Германии до рек Одер-Нейсе, а потом вплоть до 1970-х годов настаивал на признании Германией границ по этим рекам. Пока не настоял: Западная Германия признала этот факт в договоре между ФРГ и СССР (!) от 12 августа 1970 года.

То есть именно Россия и в конечном итоге именно жизнями генерала Черняховского и других павших в войне с гитлеризмом воинов Красной Армии обеспечила нынешним полякам право жить на этих землях. И, как, к сожалению, получается, — даже право на глумление над их памятью…

Кстати, тогдашнее польское «правительство в изгнании», сидевшее в Лондоне, было против прирезывания германских территорий к Польше. Такое вот патриотическое было правительство…

Нет, всё не так, говорят нам сегодня польские политики, интеллектуалы, историки, а также пасечник Казимеж Кейдо. Это он в качестве бургомистра Пененжно стал главным инициатором уничтожения памятника.

Во-первых, говорят нам эти национально озабоченные люди, Иван Черняховский — никакой не герой. Он после взятия Вильнюсa советскими войсками отдавал приказы на ликвидацию отрядов виленского военного округа Армии Крайовой — националистической польской вооружённой силы, действовавшей под контролем нелегитимного эмигрантского польского правительства. Почему нелегитимного? Потому что законное правительство в сентябре 1937 года сбежало из своей воюющей страны, бросив свой народ, а вместо него в Париже из всяческой эмигрантской шелухи французские (!) власти набрали новое. После захвата Франции гитлеровцами это «правительство» перебралось в Лондон, где и просидело до конца войны, по факту занимая настолько антисоветские позиции, что частенько блокировалось с Гитлером. А уж для пропаганды Геббельса в стане союзников было и вовсе восторженным проводником.

Надо отдать, конечно, должное бойцам Армии Крайовой — в отличие от украинской УПА, гитлеровцам они в целом не служили и кое-какие диверсии против них устраивали. Но когда Польшу пришли отвоёвывать у фашистов воины Советского Союза «аковцы» повернули оружие против них. И когда сегодня пчеловод Кейдо обвиняет генерала Черняховского в том, что издал приказ, по которому около 8 тысяч пленных бойцов АК были сосланы в Сибирь, то, во-первых, пасечник демонстрирует свою умственную убогость. Потому что не в компетенции командующих фронтами была высылка иностранцев в Сибирь. Во-вторых, пчеловод проявляет, говоря языком психиатрии, врождённое или социально-педагогически обусловленное недоразвитие интеллекта. Ибо любому не альтернативно одарённому человеку ясно, что захваченный в тылу воюющей армии с оружием в руках диверсант должен расценивать сохранение ему жизни как большой гуманистический подарок. А «аковцы», подчинявшиеся правительству, отношения с которым у СССР был разорваны, и по его приказу нападавшие на советских солдат и офицеров возле советского города Вильнюса, с точки зрения советского военного командования были именно диверсантами.

Опять нет! — говорят нам сегодня польские националистические интеллектуалы. Вильнюс — не советский город! Это был польский город! И вообще, это — Восточные Кресы, территория Польши в границах до 17 сентября 1939 года, включая Западную Украину и Западную Белоруссию. Именно потому «лондонские поляки» не хотели принимать германские территории — ведь этим «проклятый Сталин» просто откупался от возвращения Польше её законных территорий!

Сталин был добряк. Непонятый добряк. Он не откупался, он компенсировал. Дарил полякам немецкую территорию, чтобы они не так сильно страдали от фантомных болей по Восточным Кресам. Потому как по факту Кресы эти представляли собою временно оккупированные Польшею в 1920 году российские, они же советские территории. Да, аннексия большевиками была признана в 1921 году. Но вы же большевиков никогда не признавали! Или как это? — когда нам выгодно, признаём, когда выгодно другое — визжим и выдвигаем альтернативные реальности исторические концепции?

Итак, по факту, большевистская Россия, ведомая интернационалистскими принципами, подарила Польше независимость. Благодарная националистическая Польша, желая сделать себе территорию «от моря до моря», урвала у большевистской России большие куски её земли. Затем, руководимая звериным антирусским инстинктом, предельно враждебно вела себя по отношению к Москве. Потом невероятно изумилась и возмутилась, когда Москва воспользовалась самороспуском польского государства в ходе польско-германской войны, чтобы восстановить свой суверенитет над временно утерянными территориями!

В ходе последовавшей советско-германской войны гуманист Сталин настоял на том, чтобы компенсировать полякам потерю за счёт кругом виноватых немцев. В борьбе с немцами на уже записанной за поляками земле гибнет советский генерал. На месте его гибели логично ставится ему памятник.

Теперь же бургомистр-пчеловод называет этот памятник «символом тоталитаризма и порабощения», а некто доктор наук (!) Игорь Халагида из Института национальной памяти заявляет, что генерала Черняховского нельзя считать освободителем.

А ведь он прав! Черняховский не освобождал эти земли для Польши! Он добивал фашистского зверя в его логове! И делал это — он и миллионы с ним! — настолько качественно, что этот зверь не смеет поднять голову в самой Германии. Немцы не дают!

А вот в Польше это происходит. Покамест начинается с малого — пасечники курочат памятники победителям фашизма, а доктора наук подкладывают под их действия исторический фундамент. То, что фундамент, мягко говоря, альтернативный, никого не волнует. Ничего, Гитлер тоже начинал с альтернативных научных изысков — высшая раса, наследие предков, еврейский заговор… Возродившийся на Украине нацизм тоже ударными темпами находит протоукраинцев среди питекантропов и обосновывает избранность нации победами её над Дарием, а под эту сурдинку усиленно рушит памятники тем же советским генералам.

Да, перфекционисты находят разные важные, с их точки зрения, различия между фашизмом и нацизмом. Для основной массы населения России, которая помнит или хранит память о войне с гитлеровцами, разница не существенна, да и не важна. Воевали с нацистами, несущими фашизм, или с фашистами, исповедующими нацизм, — какая разница?!

Но в отношении Польши её, пожалуй, можно признать. Да, говорить, что в Польше поднимает голову фашистский зверь, будет, пожалуй, не совсем верно. Нацистский — так будет корректнее.

А с другой стороны… Нам-то, русским, какая разница?


тэги
история; 
Украина; 
Польша; 
Вторая мировая война; 

читайте также
Мобилизация и тоталитарная чувствительность
Дворянский революционер
Фазан красив, ума ни унции, Фиуме спьяну взял Д’Аннунцио
Троянские консерваторы против экспансионизма Париса
Как ходили в театр японцы