История науки и сегодняшний день: случай коронавируса

13 апреля 2020 / 19:37

В это сложное время, когда мир борется с коронавирусной пандемией, я невольно вспомнил свою прежнюю профессию

В 70-х годах после окончания биофака МГУ (цитология и гистология, электронная микроскопия) я был стажером-исследователем в Институте биоорганической химии АН СССР, где проводились исследования полисахаридов клеточных мембран с помощью меченых ферритином лектинов. В качестве модели была выбрана асцитная карцинома Эрлиха, перевиваемая в лабораторной линии белых мышей.

Моих коллег интересовали сами опухолевые клетки, а мой интерес был к клеткам стромы этой опухоли, так как я полагал, что именно стромальные элементы поддерживают существование опухоли в форме асцита. Среди стромы опухоли выделялись многочисленные гигантские макрофаги, не очень точно названные когда-то "плазматическими клетками".

В соседней лаборатории исследовали липополисахариды клеточных стенок бактерий, и коллеги просили меня также посмотреть, как будет вести себя карцинома Эрлиха при воздействии таких фрагментов оболочки бактерий. Обнаружилось, что при введении их мышам в саму опухоль внутрибрюшинно, а также внутримышечно или подкожно, наблюдался почти во все случаях поразительный эффект: макрофаги как будто "взрывались", разрушались, и сразу возникало мощно асептическое воспаление, часть мышей погибала. При этом у выживших мышей объем асцита уменьшался в разы, жизнь животных продлевалась почти в два раза, опухоль по большей части переходила к медленному росту в форме узлов. Клетки опухоли морфологически почти не изменялись, но популяция макрофагов в асцитной строме становилась иной - это были активно фагоцитирующие, сравнительно небольшие клетки, сильно отличающиеся морфологически от макрофагов асцитной опухоли до контакта с элементами клеточной стенки бактерий. Повторное введение фрагментов стенки бактерий на эти клетки не оказывало такого драматического воздействия, как на их предшественников.

Когда я узнал из лекции профессора А.Г. Чучалина о вирусно-бактериальной природе коронавирусной пневмонии, а также услышал мнение специалистов о возможной роли вакцинации БЦЖ в предотвращении развития данного осложнения у больных, то мне вспомнились те давние эксперименты. Тогда активные макрофаги в стерильной среде асцитной опухоли при первом контакте с элементами клеточной стенки бактерий выдавали мощную неадекватную реакцию, приводившую к их лизису и повреждению протеазами и иными ферментами их лизосом окружающих клеток и тканей. Обновленная же популяция макрофагов, уже имевшая "опыт" встречи с экзогенными бактериальными элементами, такие яркие реакции больше не выдавала.

Никаких оснований считать, что БЦЖ на уровне антител или иных гуморальных механизмов может противодействовать осложнениям коронавирусной инфекции на протяжении многих лет у вакцинированных людей, я не нахожу. А вот воздействие БЦЖ на альвеолярные макрофаги, гистиоциты тканей и ростки моноцитов-предшественников в костном мозге для их пополнения, на мой взгляд, может оказать такой эффект. Микобактерии туберкулеза являются одним из самых изощренных противников клеточного иммунитета человека, им удается, подобно возбудителям лепры, блокировать фагоцитоз на стадии "переваривания" и использовать макрофаги как укрытие, что можно видеть при бугорковых и других формах туберкулеза. Микобактерии из вакцины БЦЖ также могут месяцами и годами находиться в органах-мишенях, где происходит взаимодействие с макрофагами, что приводит к отбору популяции макрофагов, закреплению состава этой популяции на уровне ростков клеток-предшественников костном мозге для пополнения пула моноцитов крови и макрофагов альвеол легких на протяжении многих лет.

Возможно, что у людей, не получавших прививок БЦЖ, проникновение коронавируса в альвеолы на периферии легких, в синусы, может вызывать первичную активацию макрофагов - коронавирусы крупные, размером почти с риккетсию, макрофаги, как показано, способны их захватывать путем фагоцитоза, при этом в макрофагах они не размножаются. Далее, вслед за вирусами в эти ранее практически стерильные зоны легких приходят обычные бактерии из верхних дыхательных путей, и вот тут может развернуться драма - автолиз макрофагов, выброс протеаз, провокация мощного, фактически в эти минуты и часы преимущественно не бактериального и не вирусного, а асептического воспаления, которое потом используют бактерии для формирования воспалительных очагов с углублением процесса отека и деструкции ткани легких. У лиц же, привитых БЦЖ, популяция макрофагов ранее имела опыт длительного столкновения с бактериями на всем пространстве легких, как органа-мишени, там такая драма может не происходить или проходит легче, мощного поражения легких продуктами лизиса макрофагов не возникает, проникшие бактерии ими уничтожаются, и наблюдается только легкая вирусная пневмония, которая видна на КТ, но часто даже незаметна на обычном рентгене.

Возможны и иные механизмы обучения с помощью вакцины БЦЖ макрофагов и иных носителей клеточного иммунитета в легких, которые могут быть изучены и использованы в борьбе с пневмониями, вызываемых корнавирусами.


тэги
Коронавирус; 

читайте также
Что происходит с нашей системой здравоохранения?
Когда твой дом горит
Лицо и маска
Что значит быть «тварью дрожащей»
Шок, конечность и смерть: некрополитика в неолиберальной экономике