Что значит быть «тварью дрожащей»

27 сентября 2020 / 15:02

Георгий Бовт написал после общения со мной (прервавшегося после того, как он вашего покорного слугу забанил) аж целую колонку. Ссылку не дам, ибо много чести

В колонке Бовт довольно изящно доказывает, что любой, усомнившийся в необходимости рестрикционных мер государства по поводу КОВИДа – суть «тварь дрожащая» и «маленький человечек». Бовт, очень трогательно избегает прямых инвектив, поэтому слова «идиот» в его классическом значении, или же слова «быдло», я от него не слышу. Умело пользуется эвфемизмами, шельмец.

Вот цитата: «Сегодня же мы подчас имеем всего лишь восставшую «тварь дрожащую», которая настаивает на своей самобытности, идентичности и свободе так, как она все это понимает. И настаивает зачастую в мелочах, а иногда в открыто антиобщественном поведении». Конец цитаты.

Однако давайте признаем, что эвфемизмы эвфемизмами, а суть сказанного от того не меняется. Итак, я тварь дрожащая и маленький человечек, поскольку настаиваю на рациональном подходе к КОВИДу. Поскольку считаю, что работающее метро, к примеру, в сотни раз круче по уровню эпидемиологической опасности любого массового мероприятия и в тысячи раз круче любого ресторана. И раз уж метро у нас работает, то использовать какие бы то ни было ограничения - это значит заниматься странной имитацией деятельности. Ненужной деятельности. И что получается? Получаются рестрикции ради рестрикций, а не ради общего блага. Какими бы словами не прикрывались оные рестрикции.

Ровно те же мысли будит изучение шведского и белорусского опыта. Там, где можно обойтись сознательностью людей, я уверен, надо обходиться сознательностью.

Есть ли КОВИД? Есть, и не мне, им переболевшему, заниматься отрицанием КОВИДа. Но я не отрицаю ни КОВИД, ни грипп, ни пневмонию.

Тем не менее, мне пеняют на якобы мое антиобщественное поведение. Могу ли я согласиться с такими обвинениями? Нет, не могу. Поскольку вижу, что борьба с КОВИДом уже один раз заставила нас заниматься самострелом. Заставила прекратить оказание плановой медицинской помощи. Заставила закрыть многие предприятия, кроме тех, что закрыть совсем уж нельзя.

Я не видел подробной статистики. Но что то мне говорит, что мы имеем серьезные проблемы с демографией, на которые повлияли: инфаркты и инсульты, самоубийства, депрессии, смерти от неполученного вовремя лечения, экономические проблемы семей, прерванные беременности, отказы от обзаведения детьми и прочие следствия борьбы с КОВИДом.

Главная же проблема - это уничтоженный горизонт планирования как в личной жизни, так и в общегражданском масштабе. Каков был этот горизонт ранее? Год, два, у кого-то даже три. Сейчас любой горизонт планирования больше месяца выглядит наивно.

И в этой связи так ли плохо то, что я - тварь дрожащая и маленький человечек, если могу думать не только о том, как бы накрыться простыней и ползти на кладбище?

Напоследок хочу сказать, что прикрываться псевдогуманизмом - очень удобно. Как же: "мы, сторонники масочного, думаем о людях и об их жизнях, а вы, противники рестрикционных мер, готовы уморить людей ради своих непонятных ценностей, то ли свободы, то ли еще чего".

На это я могу ответить лишь то, что иметь ценности - куда лучше, чем сидеть и требовать от других "не возникать, абы чего не вышло". В конце концов, именно наличие ценностей как раз и отличает нас, людей, от животных.


тэги
Коронавирус; 

читайте также
Когда твой дом горит
Лицо и маска
Шок, конечность и смерть: некрополитика в неолиберальной экономике
Переосмыслить взаимопомощь: диалог Сингера с Кропоткиным
Остановите мир. Я хочу сойти