Что не так с санкциями против Huawei?

07 октября 2019 / 12:20

Майский президентский указ Дональда Трампа фактически запретил любую деятельность Huawei, связанную с субъектами США

Теперь китайскому технологическому гиганту запрещена коммерческая деятельность на территории США, перекрыт доступ к составляющим американских производителей, а также – к любым технологическим наработкам. Администрация Трампа обосновала запрет опасениями за национальную безопасность. После встречи президента Трампа и председателя Си на полях саммита G20 в Осаке, Трамп приостановил своё решение и вновь разрешил американским корпорациям продавать Huawei комплектующие. Однако, позиция министерства торговли США осталась неизменна, Huawei продолжает представлять риск национальной безопасности США, а все действующие запреты сохраняются. Так, Huawei становится первой крупной жертвой в торговой войне США и КНР.

Близость Huawei к элитам Китайской Народной Республики является основным источником страхов Белого Дома. Официально, власти США опасаются, что технологии Huawei могут быть использованы для кибершпионажа и быть задействованы в атаках против США. В особенности страхи усилились на фоне успехов Huawei в развитии технологии скоростного интернета 5G. Высокое качество китайской продукции и низкая цена сделала Huawei одним из потенциальных поставщиков оборудования 5G на рынки США и ЕС, что открывало бы огромные возможности для китайских хакеров.

Важно отметить, что несмотря на непрозрачность корпорации, а также отказ от тесного взаимодействия с проверяющими инстанциями США, прямых доказательств участия Huawei в кибершпионаже на данный момент нет, чего нельзя сказать о властных структурах КНР, которые регулярно попадались на поддержке промышленного шпионажа. Huawei активно участвует в различных государственных проектах, а многие из руководителей корпорации крепко связаны с компартией Китая. Фактически именно близость Huawei к государственному аппарату сделала компанию целью для президентских санкций.

Однако внесение Huawei в чёрный список не является изолированным инцидентом, а представляет собой очередной эпизод в навязанной Китаю торговой войне. Одним из основных предвыборных обещаний Дональда Трампа было устранение колоссального торгового дефицита между США и КНР. Так, в 2018 году США импортировала китайских товаров на 539 миллиардов долларов США, а экспортировала в КНР на чуть больше 120 миллиардов. Трамп считает, что торговый дефицит является одним из истоков упадка американской промышленности. Следовательно, для возрождения внутреннего производства необходимо ограничить поток дешёвых зарубежных товаров.

Американские чиновники не скрывают, что, кроме устранения торгового дисбаланса они хотят, чтобы китайская сторона внесла коррективы в свою экономическую политику. Прежде всего —упростила доступ международных компаний на свой внутренний рынок. При текущей модели крупные международные компании обязаны создавать совместные предприятия с корпорациями КНР, если они хотят получить возможность строить собственные промышленные объекты и офисы на территории страны. Китайские представители в рамках совместных предприятий регулярно обвиняются в корпоративном шпионаже и краже ноу-хау западных компаний. Ряд политических комментаторов утверждает, что подобная практика активно поощряется компартией Китая, а законодательное требование существует именно с целью обеспечения доступа к западным технологиям.

Запрет на деятельность Huawei на территории США является фактической эскалацией торговой войны. Если раньше импортные тарифы президента США били по крупным секторам экономики, как введённые США заградительные тарифы на сталь, то теперь президент Трамп переходит к более болезненным и точечным ударам. Важно понимать, что высокотехнологичные китайские компании, как Huawei во многом являются репутационными проектами, призванными продемонстрировать миру научные достижения КНР. Если ранее китайский бизнес ассоциировался с дешевыми аналогами товаров западных компаний, то теперь китайские предприниматели вполне готовы потягаться, а иной раз и дать фору западным гигантам. Так, три из пяти компаний, которые специализируются на перспективных 5G технологиях мобильной связи, базируются в Китае. Наступление американских регуляторов на этих игроков – прямой вызов и попытка дискредитировать достижения Поднебесной.

 

Последнее американское предупреждение

Президентство Дональда Трампа во многом изменило правила игры в отношениях США и Китая. Раньше межгосударственные трения оставались исключительно в политической плоскости и не затрагивали экономических интересов держав. Жёсткое подавление студенческих демонстраций во время событий на площади Тяньаньмэнь в 1989, ошибочная бомбардировка ВВС США посольства Китая в Белграде в мае 1999 года, агрессивное поведение флота КНР в Южно-Китайском море во время президентства Барака Обамы, а также бесчисленные нарушения гражданских прав и свобод в КНР – все эти события негативно влияли на взаимоотношения между странами и запускали сложные дипломатические процессы, но при этом, по большому счёту, обходили экономическую повестку стороной. Несмотря на свои системные различия, между странами действовало негласное джентльменское соглашение. Политические разбирательства не бьют по экономическим связям. Потребитель США наслаждался дешёвыми китайскими товарами, а китайский производитель сохранял свой доступ к рынкам сбыта.

Приход Трампа ознаменовал собой тектонические сдвиги в этом подходе. Фокус президентской повестки сместился с использования преимуществ глобализации в виде дешёвых китайских товаров, на восстановление промышленности США и сопутствующих рабочих мест. Для выполнения своих предвыборных обещаний Трамп готов использовать экономические инструменты давления на Китай. Фактически, экономические отношения двух стран стали заложником внешнеполитической повестки.

Говорить о явном победителе в торговой войне абсолютно преждевременно, а большинство либеральных экономистов скажут, что подобные конфликты почти всегда обходятся без победителей. Урон от борьбы политических элит вынужден брать на себя рядовой гражданин, как правило, в виде более дорогих товаров более низкого качества. При этом в краткосрочной перспективе разумно ожидать уступок с Китайской стороны. Текущая конъюнктура благоволит покупателю, а покупатель, несомненно – США. В экстренном режиме КНР будет нечем заменить американский рынок. Закрытие доступа к американскому потребителю может стать мощным ударом по экономике КНР.

Уступки Китая могут стать победой Трампа, особенно нужной администрации президента в преддверии выборов 2020 года, но в долгосрочной перспективе может радикализировать КНР и самым негативным образом повлиять на международную стабильность.

 

Импортозамещение по-китайски

За последние двадцать лет в экономике Китая произошёл ряд фундаментальных сдвигов, которые делают её куда более адаптивной и устойчивой к внешнему давлению. Структурные изменения в китайской экономике и переход к внутреннему потреблению, масштабный технологический прорыв, а также – рост новых региональных рынков и распространение китайского влияния на них, все эти факторы снижают значимость рынка США для Китая, делая Поднебесную более защищённой от американских торговых ограничений.

С начала XXI века частное потребление в Китае в среднем ежегодно росло на 8%. Для сравнения, за аналогичный период потребление американца росло лишь на 2% в год. В основном потребление увеличивается за счёт экономического роста, бенефициарами которого зачастую выступают рядовые граждане. Хотя финансовое неравенство среди граждан КНР растёт с колоссальными темпами, значительная часть вновь приобретённого китайского богатства направляется на повышение качества жизни рядового населения. Борьба с бедностью является одним из традиционных постулатов коммунистической партии Китая, и надо признать, что власти КНР сумели преуспеть на этом поприще. По сведениям Всемирного банка, за последние тридцать лет более 850 миллионов граждан Китая смогли выбраться из нищеты, а бедность сократилась с 88% в 1981 году до менее одного процента на сегодняшний день. Эти изменения создали крепкий внутренний рынок потребления, что значительно снизило зависимость от рынка США. Если ранее внутренний рынок мог поглотить лишь мизерную часть произведённых товаров, то теперь значительная часть потребительских товаров не выходит за пределы Китая. Именно внутренне потребление товаров и услуг становится основным драйвером экономического роста Китая, а экспортная деятельность уходит на второй план.

Конечно, важно понимать, что экономическое взаимодействие между Китаем и США не ограничивается экспортом китайских товаров. Китай активно использует американские технологии и ноу-хау, а также использует различные высокотехнологичные американские продукты в своих производственных цепочках. В случае с Huawei, потеря доступа к системной инфраструктуре Android и процессорам Intel, несомненно, скажется на производственной цепочке, и вынудит китайскую корпорацию разрабатывать собственные альтернативы. Ударит ли это корпорации – несомненно. Станет ли отказ от американских компонентов критичным для Huawei? Едва ли.

Сегодняшний Китай давно перестал быть бездумным импортёром западных ноу-хау, перейдя к активному производству собственных технологий. Китайская Академия Наук является самой крупной научной организацией в мире, на которую трудится более 60 тысяч учёных в рамках 115 исследовательских центров. Ежегодные затраты КНР на научно-исследовательские работы составляют более 250 миллиардов долларов в год, а отставание от США с каждым годом сужается. Ставка правительства уже даёт свои результаты. В 2017 году китайские технологические компании подали 48 882 патентных заявлений. Китай все еще отстает от США с 56 624 заявками, но уверенно обходит остальных традиционных технологических лидеров. Наконец, даже отрезав научную систему Китая от высококлассных американских специалистов (которые весьма охотно едут в КНР из финансовых соображений), научно-технологический мир Поднебесной серьёзно не пострадает. По состоянию на 2018 год в США училось более 360 тысяч китайских студентов, и эта цифра ежегодно растёт. Многие из них обучаются техническим специальностям в ведущих американских вузах, изучая и копируя передовые американские разработки и управленческие ноу-хау. В случае массового исхода западных специалистов из КНР, их будет кем заменить. Реальность такова, что современным китайским корпорациям не составит значительного труда воссоздать американские разработки и создать альтернативы западным продуктам.

Наконец, мир не стоит на месте, а XXI век стал временем зарождения новых значительных рынков. Хотя США остаётся самым значительным импортёром китайских товаров, развивающиеся азиатские страны стремительно наращивают потребление товаров своего большого соседа. Из пяти крупнейших импортёров товаров Поднебесной четыре – азиатские страны. На фоне незначительного снижения экспорта товаров в США, Китай агрессивно наращивает экспорт на альтернативные рынки. В последние годы прирост экспорта товаров в Мексику, Вьетнам, Австралию и Индию выражался двузначными цифрами. Россия не осталась в стороне от этого тренда. Китайские интернет-магазины активно соперничают с российской розницей и другими e-commerce проектами. Китайский гигант интернет-торговли Alibaba Group активно развивается на российском направлении. Так, в июне Alibaba согласовала создание совместного предприятия вместе с Mail.Ru Group, «МегаФон» и Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ). Консорциум планирует серьёзно потеснить Ozon и Яндекс.Маркет в сфере интернет-торговли.

Параллельно с естественным ростом новых рынков, Китай активно вовлекается в масштабные инфраструктурные проекты в рамках своей инициативы «Один пояс и один путь». Программа предполагает огромные инвестиции в развивающиеся рынки, призванные ускорить развитие стран-участниц, а параллельно – создать предпосылки для повышения потока китайских товаров в регионе. Параллельно с экономической экспансией в Евразии и Африке, КНР обеспечивает себя необходимой ресурсной базой и повышает свой геополитический вес.

Доступ к американскому потребителю и западным технологиям сохраняет значимость для КНР, но, постепенно перестаёт быть критическим фактором для развития китайской экономики. Развитие внутреннего потребления и альтернативных рынков постепенно отвязывают экономику Китая от США, а агрессивная повестка администрации Трампа лишь усиливает этот процесс. Политика Трампа в отношении Китая лишь разрушает доверие между странами, которое складывалось десятилетиями. Потеря надёжного партнёра в виде США вынудит Китай к радикальному пересмотру своих внешнеэкономических отношений с западным миром.

 

Пекинский гамбит

Повлияет ли текущая торговая война на экономическую политику Китая? Вне всякого сомнения. Проблема в том, что результаты могут серьёзно отличаться от изначального представления американских стратегов. Вместо более податливого и сговорчивого Китая попытки экономической изоляции Поднебесной могут создать предпосылки для радикализации КНР на мировой арене. КНР будет практически независима от западных рынков и технологий и поэтому сможет более агрессивно отстаивать своё представление о миропорядке.

Сейчас именно экономические и культурные связи США и Китая выступают стабилизирующим фактором в международных отношениях. Дети китайских элит отправляют своих детей на обучение в США, а представители технологических гигантов КНР открыто выражают своё уважение к американским предпринимателям, отводя им роль первопроходцев. Как самый яркий пример, основатель Huawei Рен Женфей раскритиковал возможные ответные санкции в отношении американских корпораций в недавнем интервью. «Прежде всего, такого не случится. Во-вторых, если даже случится, то я буду первым, кто выступит с протестом», — заявил основатель Huawei. Изучение и адаптация американского опыта стали для поколения китайских предпринимателей ключом к достижению успеха. Неудивительно, что несмотря на традиционно непростые отношения между США и КНР – американофильские настроения сильны среди китайцев.

Агрессивное поведение США может обрушить эти связи и направить КНР по пути экономического и культурного импортозамещения. Так, председатель КНР Си Цзиньпин достаточно недвусмысленно прокомментировал нынешнюю напряжённость в отношениях с США, заявив, что китайцам пора «отбросить иллюзии и полагаться на себя». И прежде всего иллюзию того, что Китай сможет процветать, даже находясь в частичной зависимости от западных стран.

Одна из главенствующих теорий международных отношений утверждает, что международная торговля, культурный обмен, и сила межгосударственных институтов стабилизируют международную арену и снижают вероятность межгосударственных конфликтов. Пока элиты зарабатывают на межгосударственных экономических связях – они будет лоббировать свои интересы и стремиться к нивелированию конфликтов.

Сейчас администрация Трампа уверенно работает над уничтожением этих связей и настраивает китайские элиты против себя. Попытка отрезать КНР от экономики США лишь подтолкнёт китайские элиты к усилению активности на новых рынках и развитию собственных технологий взамен американских аналогов. Китайский бизнес использует американские комплектующие и платформы не из-за невозможности их воспроизвести, а из-за отсутствия внутреннего спроса, который сделал бы подобные разработки финансово целесообразными. Своими ограничениями на экспорт высокотехнологичных компонентов в КНР, власти США благополучно создают запрос на внутренние разработки и подталкивают политические и бизнес-элиты к консенсусу. Разработка китайских компонентов-заменителей становится одновременно и политически обоснованной, и финансово выгодной.

Попытки администрации Дональда Трампа надавить на Китай могут иметь плачевные последствия для мировой стабильности. Китай, который не будет зависеть от западных рынков и технологий, сможет куда агрессивнее отставать свои территориальные претензии, особенно на фоне всё более изоляционистской внешней политики США. При таком раскладе территориальные претензии в Южно-Китайском море могут перерасти в реальные действия, подтолкнув КНР к более агрессивной внешней политике, а вместе кратких периодов эскалации, мы сможем лицезреть наш мир немного ближе к новой большой войне. Уже не торговой.


тэги
США; 
Китай; 

читайте также
Был ли я прав, поддержав Трампа, а не Клинтон? Абсолютно!
Тбилисская глупость: ЛГБТ, козни ЦРУ или банальные деньги?
Левые все еще озадачены текущими действиями Трампа
Славой Жижек: "На руках либералов столько же крови, сколько и у тех, против кого они выступают"
Facebook: что готовит государство для технологических монополий?