О деле Полански

09 июня 2023 / 13:24

Исполнительный директор Центра политического анализа, философ Вячеслав Данилов отвечает на вопрос издания PublicO

Хотим обсудить Романа Полански. Режиссер в определенной степени представляет собой этическую проблему. С одной стороны, Полански, может быть, лучший режиссер современности. Он жертва американского правосудия и, судя по его последним фильмам, явный враг как левой, так и правой Америки: вспомните «Призрак», «Резню», «Исступление».
 
С другой стороны, если и есть сегодня в искусстве человек, максимально далекий от традиционных ценностей — то это именно Роман Полански. За ним несколько обвинений в изнасиловании (возможно, ложных) и одно несомненное — в растлении малолетней.
 
В связи с этим следует ли консервативной России присоединиться к бойкоту столь неконсервативного режиссера? Или же наш консерватизм, скорее, направлен против гонителей и обличителей режиссера, чем против него самого?

Наш псевдоконсерватизм, он, как известно, реакционный. То есть возник не сам по себе из корней русского консерватизма «Вех» или там даже брежневского лицемерия. Нет никакой русской традиции консерватизма, чтобы от ученика к ученику, от институции к институции. О русском консерватизме вычитано из книжек, как из книжек вычитано о, например, постмодернизме и деконструкции. А в книжке, как известно, можно написать что угодно, она от противоречий не развалится на части. Так что вопрос о том, ближе ли Полански русской душе-консерваторке, или ближе ей, например, тоже «фашист» фон Триер, или спящий на могиле Пастернака Тарантино, скорее риторический.

Отечественный консерватизм — это реакция, конечно же, но не на прогресс или его аморальные эксцессы, а на воображаемого геополитического врага. И если враг обижает известного ученого, политика или Роулинг, то мы можем пожалеть его или ее и сослаться на ее проблемы в выступлении перед деятелями культуры. Другое дело, что Роулинг живет там, и квартиру в Грозном она не ждет. Как, я думаю, и Полански. Это западный человек, западной культуры, в котором его бойкот является способом этой культуре принадлежать. Его или, скажем, Вуди Аллена, «отмена» — своего рода культурный контейнер, с надписью «токсично», но передавать его нам на поруки или отправлять сюда как Дина Рида или Поля Робсона, они не будут.

Проблемы Полански — это их проблемы, а не наши. И как-то нас не очень спрашивают, хотим мы их разделять с Западом или нет.

Источник


тэги
кинополитики; 

читайте также
Если тайны нет, то что тогда?
Канонизированный Вендерс
«Заветное желание», или Прощай, неолиберализм!
Люди и деревья
Настоящая жизнь