Политологи обсудили шансы партий на предстоящих парламентских выборах

15 июня 2016 / 21:04

Предвыборная кампания в России переходит в самую активную стадию, уже скоро состоятся парламентские выборы. Партии формируют списки и привлекают в свои ряды видных политиков. Ведущие политологи рассказали о возможном ходе предвыборной, финишной борьбы малых и парламентских партий, а также текущей политической повестке.

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии Глеб Кузнецов отметил, — «Люди из ПАРНАСа для „Яблока“ — это, скорее, в электоральном смысле балласт. Сильными одномандатниками они абсолютно точно не будут. Набор так называемых оппозиционных политиков, которые обладают хоть какой-нибудь электоральной привлекательностью, теоретически или практически, известен: это Гудков-младший, Рыжков, да, по большому счету, вспомнить кого-то еще сложно.

Жанна Немцова может рассматриваться, но придется очень сильно и много поработать, чтобы объяснить, почему она должна стать политической наследницей своего отца. Она много жила за границей, не имеет серьезного политического опыта. Да, она милая дама, но вряд ли для партии это будет сильное приобретение. Разве что вместе с ней придут существенные финансовые ресурсы, финансовые спонсоры, которые по какой-то причине благодарны Немцову. Но я думаю, что это скорее гипотеза и фантазии».

«Вообще мы может рассматривать любую кандидатуру, хоть Барака Обаму, грубо говоря. Но вопрос в чем? Так называемые лидеры нашей оппозиции вроде Ильи Яшина — это люди, известные узкой прослойке населения, причем вот эта группа делится пополам: половина его любит, а половина ненавидит. И такого плана люди не обладают электоральной привлекательностью и высоким электоральным потенциалом. Они не яркие лидеры, они не способны за собой потянуть значительное количество людей, чтобы переломить рейтинги других традиционных парламентских партий», — добавил политолог.

«Надо понимать, что если человек идет от партийного бренда, скажем, от ЕР — у него в кармане есть 20–30%. Если от партийного бренда КПРФ, то у него 10–15%. То же самое с ЛДПР. А если от „Яблока“, то в кармане ноль. То есть, ты сам должен быть на голову выше своих оппонентов. Партийный бренд „Яблоко“ лишь дает право выдвигаться, но кандидат стартует по сути с нуля.

Надо очень много работать, чтобы раскрутить, например, Шлоссберга и Ширшину. Это, без сомнения, перспективные политики, но, чтобы их раскрутить, нужны большие усилия и значительные деньги. А у „Яблока“ сейчас ни особых усилий, ни тем более финансового потенциала не просматривается», — добавил в заключении Кузнецов.

Руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев отметил, что не каждый желающий присоединиться к той или иной партии может принести и получить ожидаемые дивиденды, и тем более тщательно будут оцениваться перебежчики, — «Что касается Виктора Черепкова, то я знаю этого персонажа не с самой лучшей стороны. Конечно, у „Родины“ возникали серьезные проблемы в Приморском крае, из-за чего партия лишилась возможности участвовать в выборах в Заксобрание без сбора подписей. Но все же, для регионального отделения экс-мэр Владивостока Виктор Черепков приобретение достаточно сомнительное. У него сохранилась некая остаточная популярность, некоторые жители Владивостока благодарны ему за то, что он сделал в городе дорожные развязки. Более того, в 2013 году, когда он участвовал в выборах мэра, он получил почти 19%. Но это более чем своеобразный человек, не всегда предсказуемый и он может оказаться проблемным, потому что как он зашел в „Родину“, так он из нее может и выйти, если ему что-то там не понравится.

Не стоит рассчитывать, что его участие поможет „Родине“ попасть в Госдуму — понимаете, избиратели Приморья количественно очень незначительны по сравнению с избирателями всей России, соотношение понятное. Может быть, если вПриморском крае фигура Черепкова дает партии какие-то надежды на преодоление 5% барьера, то в целом по России у него имидж человека, общавшегося с космосом из-под стола, и мне кажется, что приобретение в Приморском крае компенсируется „Родине“ потерями по стране».

«Более того, ранее председатель Партии пенсионеров объявлял о том, что Черепков пойдет на выборы от этой партии. Еще ранее, в самом начале этого года, Черепков заявлял, что он будет идти самовыдвиженцем. До этого он заявлял, что собирается баллотироваться в президенты России. Я понимаю его желание стать депутатом Госдумы, и по одномандатному округу, конечно, может в принципе случиться всякое, но представить себе, что Черепков попал в Госдуму, и кроме него еще прошли 2–3 человека от „Родины“… На самом деле „Родина“ серьезно репутационно рискует, если Черепков станет ее главным лицом и главным спикером.

Что касается единороссов, как проигравших в праймериз, так и выигравших — по всей стране. Некоторые будут готовы вести переговоры с „Родиной“. Такие, как Олег Савченко, депутат Госдумы, проигравший праймериз в Волгограде, как считает он сам, — исключительно из-за админресурса, который был против него использован, он не верит в результаты праймериз, и считает себя несправедливо обиженным. Можно предположить, что не только он, но и другие участники праймериз ЕР попытаются найти понимание в партии „Родина“.

Но „Родина“ — системная партия, участвующая в деятельности ОНФ и так далее, поэтому, я думаю, что так или иначе, она будет консультироваться по своим спискам с тем, чтобы не допустить маргинализации этого партийного проекта. Потому что есть люди с серьезными проблемами, репутационными, элитными, проблемами и с правоохранительными органами, силовыми структурами. И так или иначе „Родина“ сама не заинтересована в том, чтобы подбирать буквально всех, а потом с этими всеми попадать из скандала в скандал.

Такие же, как Савченко, чей проигрыш на праймериз отчасти является следствием активного противодействия местных региональных властей, где против него выставили депутата областной думы, такие люди могут попасть в списки „Родины“, почему бы нет, другой вопрос, что некоторые решения, изначально эмоциональные, будут взвешиваться. То есть, я думаю, что каждый потенциальный кандидат должен будет взвесить свои шансы, в том числе, и с помощью социологов, и только после этого принимать решения. Поэтому, некоторые из тех, кто уже постучались в двери „Родины“, могут и передумать, расценив свои шансы как неверные», — добавил руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев.

«Пока понятно, что если и будут какие-то межпартийные переходы, они вряд ли будут иметь массовый характер, при этом можно предположить два сдерживающих обстоятельства. Это мотивация самих кандидатов: например, проиграл праймериз, не верил в то, что действительно непопулярен, провел исследование, оказалось, что и правда не популярен и баллотироваться в общем-то бессмысленно. И второе — когда партия сама решает, что появление человека в списках несет серьезные репутационные угрозы, и, условно говоря, „не все мы про него знали“. Рейтинг у человека может быть и есть, но есть проблемы, которые могут потом отразиться на партии.

Можно ожидать еще заявлений о переходах, но не массовых. Тем более, наивно полагать, что с помощью нескольких одномандатников можно решить проблему попадания партии в Госдуму, или хотя бы проблему получения 3%. Черепков — как раз самый яркий пример. Я даже предполагаю, что он может обеспечить в городе Владивостоке 5% „Родине“. Но это пиррова победа, овчинка выделки не стоит, потому что за все приходится платить, и можно получить 5% во Владивостоке, допустим, но при этом потерять других людей, которые не захотят быть в одном списке с Черепковым. Поэтому нужно взвешивать все риски и угрозы», — резюмировал Калачев.

Доцент факультета государственного управления МГУ Александр Коньков рассказал о значении прошедших праймериз Единой России, — «В первую очередь, нужно понимать, что ни одна партия не идет на выборы исключительно на основе одной программы, не подкрепленной другими инструментами, и тем более людьми, которые будут эту программу продвигать, разъяснять, и в дальнейшем, по окончанию выборов, реализовывать.

Если мы говорим о механизмах, помимо самой программы, нужно всегда помнить, что есть так называемая система предложений, с которыми партия выходит на выборы. Это уже более конкретные документы, листовки, лозунги, проекты по реализации самой программы. Программа — это некий фундамент, это основа, базис, на котором строится не только выборная кампания, но и деятельность партии в поствыборный период. Конечно, в предвыборный период на основе программы партия будет формулировать ясные, конкретные, привлекательные для избирателя проекты, инициативы и лозунговую повестку.

Что касается людей, которые востребованы для продвижения программы на выборах, то здесь есть большой резерв. Мы знаем, что ЕР провела праймериз и многие действующие, известные и авторитетные политики эти праймериз выиграли. С другой стороны, есть те, кто по разным причинам прошел процедуру с меньшим успехом. И в то же время появились новые, пока неизвестные стране лица, которые внесут свежие идеи, определенные инновации в ход выборной кампании».

«Если говорить о политиках, которых называют „локомотивами“ партийных списков, то помимо программных установок, за счет своей узнаваемости, харизмы они способны мобилизовать необходимое число своих активных последователей и людей, поддерживающих партию на выборах. И здесь у партии также широкий ресурс — как среди действующих политиков, которые присутствуют в парламенте, так и в исполнительной власти, на федеральном уровне, и, что немаловажно, на региональном и местном уровнях, поскольку нынешняя кампания будет проходить по смешанной системе. Ведь выборы состоятся и в одномандатных округах, где своя повестка, свои авторитеты, свои имена, которые привлекают людей. В данном случае для всех партий, независимо от политического спектра, представляется очень важным делать ставки не только на широко узнаваемые персоны федерального масштаба, но и на людей, которые известны и популярны в регионах», — добавил Коньков.

«Недавно ВЦИОМ представил исследование, которое показало значительное снижение востребованности кандидатов в депутаты из числа спортсменов, артистов и других „звездных“ категорий. Я думаю, что доклад на многое открыл глаза в нашей стране. Здесь очень важно понимать, что публичный статус той или иной персоны на самом деле является важным политическим ресурсом, но не приоритетным — вот то, что показало данное исследование. Что артисты, спортсмены, художники, политики, в принципе, могут быть хорошими политиками, но при этом их неполитический статус не будет играть никакой роли, если люди при этом не являются профессионалами в решении тех задач, которые перед ними ставят избиратели.

Иными словами, если человек, будучи звездой в той или иной сфере, при этом еще умудряется грамотно, профессионально формулировать законодательные инициативы, добиваться их принятия, аргументированно защищать свое мнение в парламентской дискуссии, то некий творческий или спортивный бэкграунд за плечами, конечно, добавит ему определенных очков в предвыборной борьбе. Но если он будет опираться исключительно на свой звездный статус, то этого населению будет недостаточно», — подытожил Коньков.

Александр Пожалов, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ рассказал о шансах малых партий и возможных изменениях, — «Я думаю, что позиционирование малых партий на идеологическом поле — категория достаточно условная и размытая. Идеология и программа позиционирования многих малых партий кроются только в названии бренда, которое не всегда отражает реальное содержание. Я думаю, что в большинстве случаев те альянсы и коалиции малых партий, о которых идет речь — это скорее пиар-ход для привлечения внимания, который серьезно не повлияет на перспективы этих партий на выборах».

«То есть мы видим, что вокруг „Патриотов“ есть некое объединение малых партий типа „Партии возрождения России“, партий, которые играют по своим названиям на патриотическом поле, но при этом на текущий момент у них в большинстве регионов нет каких-то сильных лидеров. Скорее, могут быть какие-то отдельные сильные позиции в отдельных муниципалитетах, на отдельных территориях. Та же Партия пенсионеров несколько месяцев назад объединилась с партией „Рожденные в СССР“, которая сформировалась во Владимирской области, но каких-то серьезных успехов не добилась.

Поэтому в большинстве случаев эти альянсы непарламентских партий с правом идти в Госдуму без сбора подписей с малыми партиями, которые не заработали такой квалификации, — это скорее такой информационно-пиаровский ход. Тем более эти микропартии в большинстве случаев не располагают серьезными кандидатами для одномандатных округов и лидерами мнений для списка, поэтому вряд ли они могут что-то серьезное дать этим большим непарламентским партиям, партиям средней категории», — добавил Пожалов.

«У таких малых партий второго уровня, которые будут принимать участие на выборах в Госдуму, как Партия пенсионеров за справедливость, „Патриоты России“, партия „Родина“ (которая пыталась еще осенью 2015 года сформировать вокруг себя некий круг конкурентов и стать объединительной силой), партия „Гражданская платформа“, — шансы на выборы в Госдуму связаны с исключительно борьбой в одной-двух, в некоторых случаях в трех одномандатных округах. На самом деле их задача-максимум более или менее реалистичная: попробовать пройти в парламенты одного, двух, трех регионов, выборы в которые будут происходить одновременно с выборами в Госдуму.

Те же „Патриоты России“ могут побороться на выборах в парламент в Калининградской области, „Родина“ активна скорее на уровне регионов. Допустим, в Омской области, в Приморском крае, „Родина“, „пенсионеры“ и Партия Роста собираются побороться за то, чтобы попасть в региональные парламенты. Для этих партий реалистичная, хорошая перспектива и результат — это прохождение в одном, двух округах в Госдуму и прохождение в несколько, или хотя бы один региональный парламент, чтобы усилить свое региональное присутствие. То есть, по сути, сформировать задел на последующее развитие уже в новом, большом избирательном цикле. По таким критериям можно было бы оценивать предстоящие кампании этих партий, и если им этого удастся добиться, это будет объективно хорошим результатом для них, хотя они все рассчитывают на большее и заявляют о большем», — закончил политолог.

Источник


тэги
выборы; 
партии; 
ЕДГ-2016; 
эксперты; 
политика; 
праймериз; 
Единая Россия; 

читайте также
О победе «правых популистов» в Европе без дураков и маниловщины
Хасиков ждет Путина
Я на выборы пойду
Президентские выборы для КПРФ — это первородная травма 1996 года
Грабли для власти