Наследие — дух города, а не просто здания

03 октября 2019 / 13:09
Андрей
Тихонов
политолог

Корреспондент Центра политического анализа Андрей Тихонов посетил круглый стол по проблемам сохранения нематериального наследия города в рамках IX Московского гражданского форума

Проблема сохранения культурного наследия традиционно находится под особым контролем общественности. Еще десять лет назад в Москве редко проходила пара месяцев без громкого скандала с уничтожением того или памятника культуры. Представители градозащитного сообщества били тревогу буквально в режиме реального времени. Да и сегодня градозащитники регулярно сигнализируют о том, что памятники культуры в том или ином регионе подвергаются опасности — либо со стороны бизнеса, либо в силу просто безответственного обращения со стороны контролирующих органов.

Но не менее важной проблемой, как говорили на прошедшем в ходе IX Московского гражданского форума круглом столе, сохранение нематериального наследия. Задача тут вполне понятна — не только из домов и памятников культуры состоит наше наследие, то. Без чего невозможно представить себе Москву сегодняшнюю, но и без самого духа местности. И вот тут возникает вопрос — что это такое конкретнее и как бороться за сохранение столь сложно уловимых категорий как «дух города»?

По словам директора департамента культурного наследия Москвы Александра Емельянова, на данный момент в столице более 8 тысяч объектов культурного наследия — огромный массив. И в то же самое время Москва — это огромный мегаполис, один из крупнейших мегаполисов мира. Со всеми вытекающими отсюда последствиями — необходимо строительство инфраструктуры, регулярно увеличивается трафик и так далее.

Чтобы и культурное наследие сохранялось наилучшим образом, и вопросы развития разрешались при Москомнаследии были созданы научно-методический и общественный советы. Последний был создан был учрежден в июле 2016 года, а состав совета был сформирован в декабре 2017 года, то есть всего около года назад.  Целью этой структуры, как говорится в учредительных документах, «привлечение представителей общественных организаций к разработке основных направлений государственной политики и нормативному правовому регулированию по вопросам, относящимся к сфере сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия, расположенных на территории города Москвы, а также рассмотрение инициатив гражданского общества и граждан, а также научных и управленческих инициатив, связанных с решением наиболее значимых проблем в рамках полномочий Департамента, а также форм и методов взаимодействия Департамента с институтами гражданского общества».

Как рассказал в ходе круглого стола Емельянов, работа общественного совета только началась, власть и общество только начинают привыкать к новому формату взаимодействия, Однако, по словам главы столичного департамента, каждое решение в Москомнаследии готовы объяснять представителям общественности и всегда готовы к диалогу с горожанами.

В целом, столичное законодательство в области защиты исторического и культурного наследия эксперты считают практически идеалом. По словам одного из авторов комплекса законов об охране наследия Михаила Москвина-Тарханова, знаменитый искусствовед Алексей Комеч также считал столичный закон образцом. Как отметил Москвин-Тарханов, он многих критиков власти спрашивал, есть ли у них претензии к законодательной базе. И тем было нечего на это ответить.

Впрочем, одно дело законы, а немного другое — практика их применения. Сам Москвин Тарханов рассказал, например, о случае, когда еще в 90-е годы одного бригадира строительной бригады начальство элементарно поставило перед выбором: либо увольнение, либо снос объекта, являющегося памятником. Перед бригадиром реально встала альтернатива между исполнением закона и благополучием семьи. Выбрал он последнее и в ночи, как поведал Москвин-Тарханов, закон все-таки нарушил, уничтожив памятник.

Бывали, правда, по его данным, и обратные примеры. Рассказал он, скажем, о таком случае: во время крупной стройки под снос попал и гараж, в котором один молодой человек держал свой любимый мотоцикл. А мать его подруги работала в Минкультуры и сарай стал объектом чуть ли не всемирно исторического наследия.

Связь между памятником и его нематериальной ценностью, по мысли Москвина-Тарханова, весьма важна. Он припомнил, как гулял по своему району и видел объекты, которые формально могут и не являться памятниками. «В этом доме, мало чем примечательном, Лев Толстой написал первую часть «Войны и мира», а сам дом памятником архитектуры может и не являться. Или дом, в котором располагались склады профессора Боткина», - привел примеры эксперт. И место сразу после такого наполняется содержанием, подчеркнул он.

И к такого типа наследию москвичи проявляют огромный и растущий все больше интерес. При этом, москвичи — это не только люди, которые в бог знает каком поколении живут в столице. Как напомнил Москвин-Тарханов, само понятие «коренного москвича» появилось накануне 100-летнего юбилея победы над Наполеоном в 1912 году и первоначально так называли тех, кто жил в столице до пожара 1812 года. Сегодня так называют тех, кто прожил в столице несколько десятилетий, но далеко не только они интересуются историей города. Да и тех, чьи предки жили в Москве до Великой Отечественной относительно немного — порядка 3-5 процентов, а вот 60 процентов москвичей — в столице относительно недавно. «Москвичами вообще не рождаются. Надо вспомнить, что Булгаков — киевлянин, а певец Арбата Булат Окуджава родился не в Москве», - подчеркнул Москвин-Тарханов. И новые москвичи, по его мнению, также хотят уловить дух Москвы. Причем, механизмы вроде массовых гуляний и масленичных празднований — не совсем про это. Масленицу можно праздновать и в Архангельске, и в Астрахани — ничего специфически московского тут нет.

Москва — это культурная традиция, полагает эксперт, в чем-то более высоко культурная по сравнению с иными городами. И эту традицию надо хранить и пестовать, причем не ради того, что просто надо, а потому, что москвичи этого хотят, на это существует масштабный спрос. Речь в данном случае идет не только и не столько о центре столицы, но и о чисто краеведческих вещах — окраинной истории. А москвоведение как дисциплина превращается в элемент идентификации и появления местного патриотизма. Причем, природное и культурное наследие здесь - две стороны медали. Парк Коломенское — не столько про здания, сколько и про природу.

Согласен с ним и архитектор, член Научно-методического совета при Минкультуры Борис Пастернак: «Надо говорить об образе города, идентичность немыслима без городского пейзажа». По его словам, если мы видим в Замоскворечье особняк пушкинских времен с огромными современными витринами, мы уже не сможем себе представить Пушкина, прогуливающимся по Замоскворечью. Существуют современные европейские опыты, когда владелец булочной не может провести даже простую замену двери без получения согласия жителей всего квартала, но такого опыта регулирования в Москве нет, напомнил эксперт. В тоже время, даже самый скромный дом в столице может таить за собой кране интересную историю. Пастернак рассказал о своей с коллегами работе по поводу «невзрачного дома на Никитской улице», которая была обязана своим включением в список памятников, поскольку там издавалась газета «Вперед», редактором которой недолго был Владимир Ленин. Но в ходе выяснения судьбы дома выяснились и иные живописные подробности: оказалось, что дом принадлежал Владимиру Семенкевичу — инженеру-механику, племяннику Фета и его распорядителю. Фигурировал дом и в криминальной хронике: туда однажды проник вор и похитил четыре абонемента в бельэтаж Большого театра. Такие подробности живой истории куда лучше рассказывают о жизни наших предков и куда интереснее для москвичей, нежели просто сохраненные в первозданном виде здания.

Главный редактор журнала «Московское наследие» Филипп Смирнов полагает, что историю можно было бы доводить до простых горожан и туристов через специальные приложения для гаджетов по технологии дополненной реальности. Сейчас, по его словам, нередко даже для людей, непосредственно работающих в каком-либо знаменитом для специалистов здании, его история совершенно неизвестна. По словам эксперта, есть три базовых проблемы в этом процессе просвещения: мотивация самих горожан, канализация информации и продвижение мифа (сегодня граждане более склонны потреблять мифы-новоделы, к реальной истории отношения не имеющие, вроде мифов про привидения) и новые формы подачи.

Одну из таких подач представила на круглом столе Наталья Тарнавская, которая занимается, в частности, восстановлением исторических вывесок на старых зданиях в Москве. Ее опыт интересен тем, что на таблички собирали сами горожане, причем в основном те, кто никогда даже не жил и не работал в домах, на которых реставрируются старые вывески. Таким образом, люди вовлекаются в игровой форме в тот самый проект сохранения нематериального наследия — воспоминаний, позитивного мифотворчества и живой истории. По ее мнению, причина удовольствия от такой микроистории в том, что ее каждый может примерить на себя и ее просто понять неспециалисту — чем жили и дышали те, кто жил задолго до него. Сама история места такого типа уже создает контекст. «Хотелось бы, чтобы и собственники помещений, обнаружив некие артефакты, сами были бы заинтересованы — а не их обязывали — восстанавливать эти объекты», - резюмировала она.

Москвовед и один из основателей «Архнадзора» Рустам Рахматуллин еще одной из форм сохранения нематериального наследия назвал мемориальные доски. По его оценке, это тема требует бюджетного финансирования и тут сложно ожидать от бизнеса. «Дом Одоевского, где бывали Вагнер и Берлиоз. Кто постоит за Вагнера и Берлиоза? Быть может наследники? Или профессиональное сообщество композиторов? Но у него возникнут проблемы с бюджетом», - полагает эксперт.

С ним, однако, не вполне согласился Михаил Москвин-Тарханов, который в качестве такого драйвера для сохранения нематериального культурно-исторического наследия видит все же представителей бизнеса. Только не частного бизнеса, а бизнес-институции, коллективных лоббистов бизнес-сообщества. В качестве одного из вариантов решения проблемы, в частности, с восстановлением исторических табличек он предложил обратиться в Торгово-промышленную палату.

Материал подготовлен при поддержке Комитета общественных связей и молодежной политики города Москвы.


тэги
Москва; 

читайте также
Стенания о московском бюджете и непрофессионализм некоторых плакальщиков
Москва: кризис доверия
Об электронном голосовании в Москве
Время перемен пока не пришло
Суд и пересуды: в чем сходство и различия дела Беналля и дела Устинова